АквареАльность Михаила Лямкина

К акварельной технике художник Михаил Лямкин обратился достаточно поздно, когда за плечами была богатая школа дизайнерского искусства. Плюсом этого возраста можно считать – сформировавшееся мировоззрение и сознательный выбор нелегкого пути. Акварель, которую зритель привык воспринимать, как предмет детского творчества, на самом деле очень сложная и загадочная вещь. Достаточно пройтись по художественным профессиональным выставкам и поискать акварельные произведения. Сам же художник ее загадочность объясняет просто – незнанием конечного результата. Слишком много воздействующих факторов на рабочий процесс – кольнет в сердце, дрогнет рука, земная ось накренится не в ту сторону. В этом и заключается магия, мистика и реальность акварели.

Однажды насытившись дерзкими колористическими сочетаниями рекламы, Лямкин решил оставить доходное дело и оставить в себе жить Художника. Перейдя к акварельному пейзажу, жанру, как и сама природа, лечащий душу и глаза, благо он не успел их сжечь ядом уличных плакатов, произвел омовение водой и с чистого листа начал новый период своей жизни.

Акварельный пейзаж в изобразительном искусстве – это, прежде всего, тонкость колористических отношений, состояний природы, особенности данного места или явления, что требует такой же тонкости восприятия от самого художника. Способность к тонкому восприятию Михаилу Лямкину была дана от природы, предопределена рождением в глухой сибирской деревне. Где ничто не отвлекало от формирования художественной совести – истинного природного вкуса.

В своих пейзажах он изображает места, куда забрасывает судьба художника- путешественника, пишет образы провинциальных городов – Томска, Тобольска, природу Горного Алтая и простых новосибирских окрестностей – которые сливаются в единый мир, называемый Сибирью. По аналогии с сибирским характером сибирский пейзаж должен состоять из суровых красок, скучных однообразных мотивов. Михаил говорит: «С сибирской сдержанностью и природной скромностью постоянно приходится «бороться», цепляться за малейшее. Цвет – это эмоция». И вся его работа – это постоянный поиск эмоционального состояния окружающей среды. Солнечный свет – первый помощник художника. Например, лист «Город и солнце» – солнце вдруг вышло из-за туч и осветило белокаменную архитектуру кремля в «верхнем» городе, люди высыпали в ярких нарядах в «нижнем» – все объединилось и засияло ощущением общего праздника – земного и небесного.

Порой возникает вопрос, что сильнее – образность или реальность и можно ли быть уверенным, что художник в этом произведении прибегает к условности, а здесь реалистично точен. Например, алтайские пейзажи. Леденцово-карамельная гамма поначалу приводит в недоумение, вызывая недоверие к реализму воспроизведения. Однако, кто бывал на Алтае, наблюдал частую смену погоды в горном ландшафте, которая дарила удивительные состояния и невероятные краски природы.

Участвуя в творческих выездных пленэрах, Михаил Лямкин побывал на Урале в Кургане, Уржуме, в Ханты-мансийском округе, Башкирии, Хакасии и везде целью был творческий процесс, а не получение результата – значимого шедевра. Он говорит, не надо ничего усложнять, надо идти от сложного к простому, а природа всё даст, всё подскажет. И действительно, на реке Чусовой неожиданно выплыло кобальтовое облако, как подарок; в Тобольске – появилась женщина с ведрами, оживив сирый покосившийся деревянный дом. В Уржуме художник нашел тихий омут, напоминающий васнецовский пруд без Аленушки; а в Березове погрузился в белую ночь, как в тягостную ссылку многих исторических личностей.

Простота отношения художника к творчеству порой немного обижает. Нам хочется драматизма, восхищения, приоткрытия тайны, эмоциональности – все это есть, только не на словах, на бумаге. Главное в творчестве Михаила Лямкина является не создание личного образа, а образных и пластических решений своих произведений. Он не чужд экспериментов, в начале пути попробовал смешанную технику акрила с акварелью. Получаемый результат такого новаторства – десять процентов из ста. Не удовлетворенный «овчинкой» вернулся к излюбленной A la prima. Акварельная живопись по-сырому, написанная в один сеанс, создает неповторимые эффекты разводов, переливов и перетекания краски. Философия простоты художника согласилась лишь с этими эффектами, ставшими основными выразительными средствами его работ.

«Вот все ищут свою манеру. А зачем? Чтобы быть узнаваемыми. А зачем?» – такой диалог художника с самим собой, пикировка вопросов и ответов говорит о сложных взаимоотношениях души и разума. Главное между ними держать баланс. Не склонный к украшательству и поиску своей манеры художник Лямкин все же ее имеет. Он узнается по плавным движениям линии кисти, мягкости форм, бессодержательности и медитативности тона. Его живопись можно отнести к разряду пограничных соответствий, а стиль назвать медитативным реализмом.

Движение времени, как субстанции реальности, у каждого человека разное, у одного – циклично и катится как по золотому кольцу, однажды и навсегда безнадежно замкнувшись. У другого – жизнь движется по спирали, на определенном этапе подставляя «ступенечку» для перехода на новый виток. Такой ступенью в творчестве Михаила Лямкина оказалось появление акварельных листов на библейскую и мифологическую темы. Но некоторая неясность образов и композиций говорит о еще несформировавшемся понимании и цели работы. Многообещающее сказочное начало как «в некотором царстве, в некотором государстве» завораживает и зритель ждет продолжения.

Профессионализм художника Михаила Лямкина – это не просто мастерство владения акварельной техникой, это реальное изображение жизни, чьи шифры и коды он постепенно открывал своему зрителю. Его художественные образы на этом этапе достигли свободы и вылетели за рамки реальности, освободив пространство для новых акварельных надежд.

Надежда Мельникова.

Назад

^ Наверх